Вторник, 17.10.2017, 12:33

РА-дуга-keshet

МЕНЮ
РЕКОМЕНДУЮ
ETSY
Я+Ты=МЫ
МЕТКИ
Архив записей
Всякости-Разности
Welcome
Вывести на печать
Статистика
Яндекс.Метрика
[26.03.2013][Мои файлы]
Последние времена (0)
[26.02.2004][Мои файлы]
ПАРКОВКА ЭМОЦИЙ (0)
[15.11.2003][Мои файлы]
Библия Будущего (0)
[20.11.2018][Мои файлы]
Рифмованные мысли Елены... (1)
[03.12.2003][Мои файлы]
Технология построения э... (0)
[14.11.2007][Мои файлы]
зерно Духа (0)
[21.07.2010][Мои файлы]
Telos (1)
[30.07.2008][Мои файлы]
Телос (1)
[04.12.2003][Мои файлы]
Re-Member (1)
[06.04.2009][Мои файлы]
Четыре Соглашения (1)
Рейтинг@Mail.ru
Видео - Сувениры

Интересные статьи

Главная » Статьи » Мои статьи

Песнь песней
В октябре я купила себе в Питерской синагоге новый книжный подарок — комментированное издание Песни Песней, изданное Институтом изучения иудаизма в СНГ. 
Из неё я приведу здесь отрывки комментария раввина Адина Штейнзальца: 
стр. 118 «Тривиальная история любви стала Откровением только потому, что за её приземлённой поэтикой скрывается поэтика иная, более возвышенная. Если бы не существовало небесной любви, земная целиком сводилась бы к примитивной физиологии. То, что способно возвысить плотскую страсть, — это наличие в ней духовного импульса, обыкновенная взаимная тяга мужчины и женщины — простейшая аллегория высокой любви. 

Влюблённые могут не отдавать себе отчёта, но их чувство включает в себя намного больше разнообразных и едва уловимых оттенков, чем они сами в состоянии заметить. 



… Поскольку любовь не ограничивается удовлетворением элементарного вожделения, являясь чувством неизмеримо более высоким — проявлением сокровенных чаяний души — желание перерастает в любовь, а любовь становится поэмой. 

Но тему эту следует рассматривать шире: на определённом уровне постижения любовь девушки к юноше является олицетворением любви целого народа и, более того — всего мироздания к его Создателю. 

Проникая в более возвышенные смысловые пласты песни, эта любовь поднимается всё выше, охватывая новые пространства и миры и воплощаясь в сферы, где материя перестаёт быть таковой в обычном физическом смысле этого понятия, трансформируясь во всё менее осязаемый носитель новых духовных реалий. 

… Личная «любовная» песнь каждого не только привносит в народную полифонию индивидуальный колорит личности, но и усиливает остроту истинной, полнокровной, многогранной эмоции, сообщая ей особую неуловимую утончённость, благодаря чему мы можем осознать и прочувствовать происходящее как в жизни каждого из нас, так и на надличностном уровне — в жизни целого народа. 

… Именно в том, что кажется в ней хаотичным, и содержится тайна её великой силы, превращающей незамысловатую любовную историю в грандиозный псалом, относящийся не только к отдельному человеку, тому или иному историческому событию или определённому метафизическому явлению, но являющийся актуальным для любой личности при любом развитии событий, и каждый её фрагмент может соответствовать той или иной конкретной ситуации как в жизни индивидуума, так и в жизни сообщества людей на каком-либо историческом этапе. 

А потому произведение это никогда не может быть завершено. В Песни Песней является несомненным одно: изначально глубокая, всепоглощающая страсть влюблённых. Не вызывает сомнений и то, что они предназначены друг для друга. 

… Отсутствие у Песни Песней начала и конца говорит о том, что эта история относится не к определённому отрезку времени в прошлом или будущем. Она скорее — в настоящем, современна каждому и потому актуальна для всех. То, что случилось три тысячи лет назад, воспроизводится в сегодняшней действительности или найдёт воплощение в грядущем. 

Стр. 127 Оба настолько УВЕРЕННЫ в прочности связывающих их уз, что ничуть не опасаются за свою любовь. … Любовь, как это отражено в Песни Песней, способна, подобно морской волне, нахлынуть — и откатиться, это верно как по отношению к земному сюжету, в котором влюблённые то встречаются, то, пребывая в разлуке, ищут друг друга, так и по отношению к трансцендентным аспектам «сближения» (открытое желание, пламенная страсть) и «отдаления» (сомнения, взволнованность в предвкушении свидания). Взаимное тяготение обоих выражается главным образом в тех строфах, где партнёры беседуют между собой или рассказывают друг о друге, — но и здесь нельзя не заметить существования разных степеней этого влечения. Одни фрагменты преисполнены ласковой нежности, изобилуют восторженными эпитетами, в других же, где речь идёт о нетерпеливом ожидании встречи, о готовности к полному слиянию в одно целое, присутствует напряжённость страсти. 

«Не мешайте влюблённой, не тревожьте её, когда она грезит!» (2:7) 
Психологический подтекст последнего стиха — невозможно искусственно ускорить приход любви, надо терпеливо дожидаться подходящего момента, особого настроя сердца — ведь есть определённые периоды, когда любящим не только можно, но порой и необходимо побыть в разлуке. 

… Приливы и отливы цельного и неизменного в своём постоянстве чувства — пульсация самой жизни. В Песни Песней активная роль принадлежит возлюбленной — невесте … 

основная сюжетная линия заключается в том, что именно она, влюблённая девушка, — активная сторона в этом дуэте, она постоянно разыскивает его — независимо от того, пытается ли угадать, где он находится в эту минуту, или же знает, в каком месте он скрывается, рассказывает ли о нём подругам или предпринимает усилия, чтобы его обнаружить. 

Любовь Вс-вышнего к человеческой душе, выраженная в постоянном пребывании Творца в среде народа, неизменна. Даже тогда, когда Творец, которого олицетворяет влюблённый, не обращается к нам со Своих непостижимых высот, мы всё равно твёрдо убеждены в Его любви. 

Множественность оттенков чувств при расставаниях и встречах, частая смена настроения, когда беззаветная преданность избраннику и уверенность в нём вдруг уступает место сомнениям, ожиданию «пробуждения любви» и одновременно страстному желанию — всё это характерно для влюблённых, а на метафизических уровнях, — для души человека и общенародной души. 

Стр. 134  Самый драматичный эпизод в Песни Песней — тот, когда герой, пытающийся проникнуть в покои героини, стучит в дверь её дома, в то время, как его подруга ещё не готова к свиданию: она слышит его сквозь сон и, то ли не в силах встать, то ли сомневается в том, стоит ли отпирать ему, — идеальный образ для описания реакции души как человека, так и народа на призыв свыше. 

Леность ума, привычка во всём сомневаться, неготовность пожертвовать комфортом, хотя бы на время, свойственны не только отдельным людям, но и всему Израилю в целом. 

Зачастую почти стопроцентная возможность, предоставленная конкретному человеку или народу, оказывается упущенной по таким простым и тривиальным причинам. Когда же приходит запоздалое осознание того, что благоприятный шанс не использован, появляется азартное желание броситься за ним в погоню, настичь и любой ценой обрести утраченное, несмотря на трудности и препятствия, поджидающие в непроглядной ночной мгле. 

Такие ситуации в равной степени характерны и для истории еврейского народа, и для бытия каждой души. Их описания универсальны и дают почти готовый ответ на многие вопросы духовного характера. 

Поэма служит для нас путеводителем по жизни, ибо мы узнаём из неё, как после долгих и мучительных исканий, тягостного ожидания и горестной разлуки обретается утраченная ЦЕЛЬНОСТЬ».
Категория: Мои статьи | Добавил: EVAева (18.01.2014)
Просмотров: 98 | Рейтинг: 5.0/1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Добро пожаловать ]